Меря

Меря или меряне — древнее финно-угорское племя, жившее на территории Владимирской, Ярославской, Ивановской, восточной части современной Московской, часть Вологодской, и западная часть Костромской областей.

Карта финно-угорских племён до прихода славян
pinterest button

История

Хорошо известно и общепризнано, что на значительной части современных Костромской, Ярославской, Вологодской и Ивановской областей до прихода туда в IX—XI вв. славян-кривичей жили меря.

Меря впервые упомянута в VI в. готским летописцем Иорданом под названием мерен, позже о мере повествовали и русские хроники. В летописи «Повесть временных лет» меря расположена в районе озёр Неро («Ростовское озеро») и Плещеево («Клещина»). По предположению А. Е. Леонтьева, в VI в. мерянские племена переместились из района средней Оки (культура рязано-окских могильников) на север.

По данным «Повести временных лет» в 859 г. варяги обложили данью меря. В начале X в. меряне принимали участие в военных походах Олега, в том числе на Киев. Последнее упоминание меря сделано в 907 г. в составе его войска, идущего на Царьград.

Начало слияния с восточными славянами относится к IX—XI вв. Территория стала основой Владимиро-Суздальского княжества.

Одним из первых археологов, исследовавших мерянские и славяно-мерянские памятники в середине XIX века, был граф Уваров. Раскопав значительное количество славянских курганов, содержавших небольшое количество мерянских украшений, он приписал их мерянам.

При раскопках вокруг озера Неро были обнаружены Сарское городище (племенной центр мери) и 19 селищ, принадлежавших мере. Указанные поселения располагались на склонах возвышенностей коренного берега озера, занимая берега ручьёв и рек Сара, Устье, Которосль в пределах досягаемости друг от друга.

Другое гнездо мерянских селищ расположено вокруг озера Плещеево. Одно из селищ расположено около озера Савельево (южнее Плещеева озера на 40 км). С меньшей плотностью памятники мери расположены по течению реки Нерли Клязьминской, в окрестностях Ярославля и в Костромской области вплоть до Галича Мерьского.

Наиболее близкими мере по происхождению являются мари, затем мурома и мордва (эрзя), в меньшей степени — весь. Эта группа племён, включавшая в себя в том числе и население, оставившее памятники типа Безводнинского могильника, сформировалась во второй пол. I тысячелетия н. э. в результате движения финно-угров из верховий Оки вниз по течению, вплоть до левобережья Волги.

Ряд учёных (М. Фасмер, Т. С. Семёнов, С. К. Кузнецов, Д. А. Корсаков) отождествляют мерю с мари. Луговые марийцы воспринимают слово меря как русифицированное самоназвание западной ветви мари — Мäрӹ, которое до сих пор в употреблении мари Поветлужья и междуречья Ветлуги и Унжи. Костромские марийцы и сейчас называют себя словом мерен. «История о Казанском царстве» упоминает черемис как коренных жителей Ростова, не пожелавших креститься и поэтому покинувших город.

Другие учёные (П. Д. Шестаков, А. К. Матвеев) не отождествляют мерю с мари, но считают марийцев наиболее близким к мере финно-угорским народом. В то же время Матвеев признаёт, что «несмотря на многочисленные попытки отделить этнонимы меря и мари друг от друга, есть все же намного больше оснований видеть в них фонетические варианты одного слова…»

Роль мери в формировании русского этноса

В настоящее время истинных потомков летописного народа меря, по-видимому, не существует. Название «меря» известно практически только из летописи «Повесть временных лет». Данных, было ли это самоназвание либо искажённое внешнее наименование местного племени пришлыми славянами, нет. Как на самом деле именовали себя эти люди, установить сейчас невозможно.

Существует умозрительная версия, что слово меря и самоназвание современных горных марийцев, звучащее приблизительно как «мяры», проживающих на западе Марий Эл, это однокоренные слова. По данным археологических раскопок и ориентировочно по данным обширной дославянской топонимики этих мест меря были финно-угорским народом с языком, близким, вероятно, марийским языкам, вепсскому, мордовским эрзянскому и мокшанскому.

Никаких серьёзных научных данных, подтверждающих существование собственной мерянской письменности, нет. Если бы это было так, то тогда меряне были бы единственным письменным народом среди всех прочих финно-угорских того времени.

Умозрительно предполагается, что после экспансии славян могли быть созданы написанные кириллицей религиозные переводы на мерянский язык, использовавшиеся в миссионерских целях. Серьёзных научных свидетельств, что такие письменные памятники действительно существовали когда-то, также нет. Язык вымер и бесследно исчез.

Произошла ли ассимиляция, вытеснение и миграция, неспровоцированное вымирание или истребление меря? Свидетельства об организованной, массовой вооружённой борьбе между местным населением и пришельцами отсутствуют.

Археологические раскопки во многих местах показывают сосуществование в один и тот же период славянской и финно-угорской культур в одних и тех же поселениях тех веков.

Русский (великорусский) народ, восточнославянский в своей основе, сложившийся в значительной степени, в основном из потомков славянских племён, ранее входивших в состав Киевской Руси, включил в себя в разные периоды своего существования и во время формирования определённое число ассимилированных народов.

Есть веские основания полагать, что финно-угорский народ меря (меряне) также был ассимилирован русскими. Таким образом, некоторая часть предков современных русских, проживающих в Ярославской, Костромской, Вологодской, Тверской, Ивановской, Московской областях, были мерянами.

Гипотеза строится на данных археологии, генетики и летописных источниках, хотя достоверно доказать данное утверждение теперь практически невозможно, так как накопленная фактическая информация фрагментарна, отрывочна. Очевидно, что ассимиляция, если она и имела место, произошла уже очень давно, как минимум, в допетровский период, скорее всего, до XIV в., так как позднейшие источники ничего не сообщают об иных народах в регионе.

Представляется убедительным, что если процесс ассимиляции был, пришлые славяне на тот момент численно превосходили местных мерян, а не наоборот. Этнический состав бывшей земли меря сейчас — подавляющее преобладание русских.

Ныне «чистокровных» меря не существует и не может существовать. Лиц, которые могли бы доказательно утверждать, что они потомки меря от смешанных браков, естественно, тоже нет.

Более того, население указанного региона (Ярославская, Костромская, Ивановская области и окружающие их прилежащие части соседних областей) не сохранило в своей исторической памяти процесс ассимиляции и встречи славян с мерянами.

Русские, проживающие там сейчас, в подавляющем большинстве своём даже не знают о существовании данного древнего народа.

Имеется умозрительная гипотеза, что столицей Мерянского государства была Кострома, которая была основана не Юрием Долгоруким в 1152 г., а намного раньше.

По одной из версий, Кострома — название угро-финское и переводится на русский язык как «земля искупления» или «земля возмездия». В таком случае, сомнительно, что русский князь мог дать основанному им городу финно-угорское и к тому же столь символическое название.

По мнению ряда финно-угорских изданий, славяне на московских землях — собственно русские мерянского, муромского, мещёрского, эрзянского происхождения.

Никакие восточные славяне в пределы современной центральной России в масштабах этнического значения не переселялись. Русские здесь не пришельцы, а коренные жители. На эрзянской земле возникло в середине XII в. Московское княжество, собравшее вокруг себя все русские земли.

С начала XXI в. стали широко распространяться утверждения о том, что якобы современный русский народ по своему происхождению является финно-угорским, а не славянским, лишь воспринял славянский язык и культуру извне, что пытаются подкрепить результатами масштабной генетической экспертизы гаплогрупп Y-хромосомы, передающихся из поколение в поколение по мужской линии практически без изменения.

Однако статистическая выборка настолько мала (исследовано только 1228 образцов Y-хромосом), что позволяет филологам и историкам, занимающимися проблемами финно-угроведения, утверждать, что с научной точки зрения такое мнение является бездоказательным.

Культура

Племя говорило на мерянском языке, родственном языкам соседних поволжских финно-угорских племён, преимущественно марийскому.

Меряне были носителями древней и развитой культуры, что подтверждается многочисленными археологическими раскопками. Существуют предположения, что племя меря являлось наследником дьяковской культуры.

Основа хозяйства мери — пашенное земледелие. Среди занятий мери можно выделить также скотоводство, огородничество, охотничий и рыболовный промысел. Среди ремёсел были наиболее развиты: кузнечное, бронзолитейное и косторезное.

По мере распространения славян на северо-восток (начиная с IX . на территорию мери), меря оказалась в их сфере влияния и ко второй половине XI в. была ассимилирована.

Однако в культуре людей, проживающих на бывших мерянских землях, остались проявления её культуры, в том числе святые камни и рощи, а также некоторые местные традиционные праздники.

Топонимы и гидронимы

В популярной литературе бытует мнение, что имя меря (иногда произносившееся и как неря) сохранилось до наших дней в некоторых топонимах, например озеро Неро близ Ростова, две реки Нерль, река Нерская в Московской области или озеро Нерское в Солнечногорском районе Московской области.

Существует также множество деревень под названием Неря. В древнем Новгороде, был Неревский конец, наряду со Славенским (от словене). Хотя по мнению лингвистов и историков, корень нер- не имеет никакого отношения к этнониму меря.

Этноопределяющими для мери являются топонимы, содержащие форманты -бол или -скол, такие как Шурскол, Пужбол (Пушбол), Большая Брембола, Малая Брембола, Яхробол, Искробол, Шачебол, Пачеболка (Пачебол), Ракоболь (Ракобол), Ружбол, Деболовское (Дебол), Толгоболь (Толгобол), Шабол(-овка).

Мерянское происхождение у названий рек Сара, Векса, селения Сулость и в названиях ряда других населённых пунктов Ярославской и соседних с ней областей.

Мерянская топонимика расшифровывается на базе марийского и других родственных финно-угорских языков.

Современные меряне

В настоящее время, в Парфеньевском, Нейском районах Костромской области, Мышкинском районе Ярославской области и других есть некоторые коренные русскоязычные жители, которые хотели бы считаться представителями народа меря, хотя все последние переписи населения их записывали русскими.

Современные «меряне» имеют свои Интернет-сайты, участвуют в дискуссиях на финно-угорских сетях и др.

На западе Ярославской области существует территория Кацкий стан, тщательно описанная местным краеведом школьным учителем С. Н. Темняткиным.

Кацкий Стан — неофициальное название группы деревень Мышкинского, Угличского и Некоузского районов, расположенных на реке Катка с центром в селе Мартыново Мышкинского района в 30 км от города Мышкина (когда-то единая волость). Темняткин также описал местный «кацкий» говор русского языка.

В наши дни Киевский лингвист О. Б. Ткаченко, опубликовал ряд работ, в которых он пытается доказать, что кацкари — прямые потомки летописного народа меря. Он предпринял попытку реконструировать некоторые особенности исчезнувшего языка и выдвинул гипотезу, что кацкий говор сложился под влиянием местного финно-угорского субстрата, также несёт в себе несколько десятков слов, происходящих из мерянского языка.

Работы О. Б. Ткаченко вызвали дискуссию в профессиональной среде, как благожелательные отклики за смелый замысел, так и резкое неприятие. Оппоненты Ткаченко указывают на крайнюю затруднительность каких-либо реконструкций, учитывая почти полное отсутствие фактического материала и оттого безнадёжность поставленной задачи, умозрительность и шаткость всех теоретических построений.

Тем не менее, следует отметить, что в начале ХХ века Н. Н. Виноградов в работе «Галивонские Алеманы. Условный язык галичан (Костромской губернии)» упоминает около 200 слов мерянского языка, употреблевшихся в речи костромичей и галичан вплоть до 3-й четверти XVIII века.

Никаких доказательств, что современные «меряне» являются прямыми потомками одноименного летописного народа, не существует. Однако, согласно части 1 статьи 26 Конституции РФ, каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.

На сегодня действующим законодательством порядок определения национальной принадлежности гражданина не установлен. Наличие в свидетельстве о рождении гражданина указания на национальную принадлежность его родителей само по себе не есть определение национальной принадлежности данного гражданина.

Действовавший ранее порядок определения гражданином своей национальной принадлежности по национальной принадлежности отца или матери, указанной в свидетельстве о рождении, с внесением соответствующих данных в паспорт, более не действует.

В то же время, некоторые историки и филологи, считая себя серьёзными учеными, не намерены признавать существование народа меря и склонны трактовать такое поведение людей как ролевую игру.

Полезная информация

Меря