Богородская резьба

Богородская резьба — русский народный промысел, состоящий в изготовлении резных игрушек и скульптуры из мягких пород дерева (липы, ольхи, осины).

Торговка игрушками. Сергиев Посад, Россия
pinterest button

Его центром является посёлок Богородское, Сергиев-Посадский район Московской области

История

Зарождение

Сергиев Посад и его окрестности издавна считались историческим центром игрушечного дела в России. Иногда его называли «русской игрушечной столицей» или «столицей игрушечного царства». Во многих окрестных сёлах делали игрушки.

Но самым знаменитым стало село Богородское, расположенное приблизительно в 29 километрах от Сергиева Посада.

Игрушечные промыслы Сергиева Посада и села Богородского специалисты называют двумя ветвями на одном стволе. Действительно промыслы имеют общие корни: традиции древней столпообразной пластики и школы объемной, рельефной резьбы по дереву при Троице-Сергиевой Лавре, известной с XV столетия.

По народному преданию, давным-давно в селе жила семья. Задумала мать позабавить малых детей. Вырезала она из чурбачка фигурку «ауку». Дети порадовались, поиграли и забросили «ауку» на печь. Раз муж стал собираться на базар и говорит: «Возьму-ка я „ауку“ да и покажу на базаре торгашам». «Ауку» купили и еще заказали. С тех пор и повелась резьба игрушки в Богородском. И стала она называться «богородской».

Реальную дату возникновения промысла определить достаточно сложно. Долгое время большинство исследователей считали, что уже с XVII века в Богородском занимались объемной резьбой по дереву.

Основанием для таких утверждений служили дворцовые книги царя Алексея Михайловича, где говорится о покупке игрушек для царских детей по дороге в Троице-Сергиев монастырь. Причём, обычно ссылаются не на первоисточник, а на труды известных в 1930-х исследователей русской крестьянской игрушки Д. Введенского и Н. Церетелли, которые также опираются не на архивные документы, а на исследования И. Е. Забелина.

Однако последний допустил ошибку: о покупке деревянных игрушек указывается в книге расходов Екатерины Алексеевны — жены Петра I, в записи 1721 года. Но, как пишет в своей статье И. Мамонтова: «Однако в источнике недвусмысленно говорится о том, что покупка сделана в Москве…»

Считается что самые ранние из сохранившихся произведений богородского промысла (находящиеся в Государственном историческом музее, Государственном Русском музее, Музее народного искусства им. С. Т. Морозова и Художественно-педагогическом музее игрушки) датируются началом XIX в.

Вероятнее всего, правомерным будет отнести зарождение резной богородской игрушки к XVII—XVIII вв., а становление промысла к концу XVIII — началу XIX вв.

Сперва промысел представлял собой типичное крестьянское производство. Изделия изготовлялись сезонно: начиная с поздней осени и до ранней весны, то есть когда наступал перерыв в сельскохозяйственных работах.

Долгое время богородские резчики находились в прямой зависимости от Сергиевского промысла, работая непосредственно по заказам сергиевских скупщиков и изготавливая, в основном, так называемый «серый» товар, который окончательно отделывали и раскрашивали в Сергиевом Посаде.

Вместе с тем, именно на первоначальном этапе становление богородского промысла стали появляться произведения, считающиеся шедеврам народного искусства, среди которых: «Пастушок», ставшая своеобразной богородской классикой, львы со львятами, собаки со щенками.

Промысел возник в сугубо крестьянской среде, но развивался под сильным влиянием ремесленного производства с иным типом культуры — посадским.

Этот тип культуры представляет собой симбиоз городских и крестьянских традиций, испытавший на себе влияние фарфоровой пластики, книжной иллюстрации, народного лубка и произведений профессиональных художников — живописцев.

Развитие

Уже в середине XIX в. центр резного дела перемещается в Богородское, и Богородский промысел обретает самостоятельность. Большое влияние на формирование собственно богородского стиля оказало творчество таких мастеров как А. Н. Зинин, а несколько позже деятельность профессионального художника, коренного богородчанина П. Н. Устратова.

Время 1840-70-е , по мнению ряда специалистов — период расцвета богородского резного кустарного промысла.

Следующий этап развития игрушечного дела в Богородском связан с деятельностью в этой области Московского губернского земства в 1890—1900 гг.

В 1891 г. в Сергиевом Посаде организуется учебно-показательная мастерская, объединившая в себе функции научно-исследовательского и учебного заведений, а также осуществлявшая сбыт игрушек в России и за рубежом. Несколькими годами раньше в Москве, при поддержке С. Т. Морозова, был открыт Московский Кустарный музей.

Фактически это было целое движение, возрождающее и поддерживающее в угасавшем народном искусстве национальную основу. В развитии богородского промысла значительную роль сыграли такие деятели земства и художники как Н. Д. Бартрам, В. И. Боруцкий, И. И. Овешков.

Профессиональный художник, коллекционер, и, впоследствии основатель и первый директор Государственного музея игрушки (ныне Художественно-педагогический музей игрушки) Н. Д. Бартрам одним из первых попытался сохранить и возродить старинные традиции.

Однако, видя, что старые работы не увлекают кустарей, он начал ориентировать их на создание работ в народном стиле, но по образцам профессиональных художников. Противником этого пути был художник и коллекционер А. Бенуа, который считал этот процесс искусственным спасением промысла.

Можно много говорить о том, чего больше — вреда или пользы принесло вмешательство художников-профессионалов в народный промысел, но бесспорным фактором является то, что в течение нескольких десятилетий изделия земского периода были своеобразным эталоном для мастеров — резчиков.

В 1913 году в Богородском была организована артель. Это помогло богородчанам приобрести экономическую независимость от сергиевских скупщиков. Инициаторами создания артели стали уже достаточно известные в то время резчики А. Я. Чушкин и Ф. С. Балаев.

Во главе артели стоял своеобразный «художественный совет», который состоял из старейших и опытных мастеров. Вновь вступающих в артель резчиков ставили сначала на самую легкую работу, если молодой мастер справлялся с изготовлением простой игрушки, ему усложняли задачу: выполнение фигур животных, многофигурных композиций.

В том же 1913 году в Богородском была открыта учебно-показательная мастерская с инструкторским классом, а в 1914 на её базе заработала земская школа, в которой обучались мальчики на полном пансионе.

Советское время

В первое десятилетие после Октябрьской революции в Богородском сохранялись старые земские образцы, продукция промысла в большом количестве уходила на экспорт.

В 1923 г. была восстановлена артель «Богородский резчик», в которой продолжили свою работу мастера старшего поколения и Богородский промысел занимает одно из ведущих мест. Изменение общественного уклада стимулировало мастеров на поиски новых форм и художественных решений. Однако именно в то время возникает наметившаяся ещё в «земский период» проблема «станковизма». В 1930-х годах появляется так называемая игрушка-скульптура, отличавшаяся новизной темы и её раскрытия.

Следующее два десятилетия (1930—1950-ее) в дела промысла вновь вмешиваются художники-профессионалы и художественные критики — в основном сотрудники созданного в этот период научно-исследовательского института художественной промышленности (НИИХП). Не только в Богородском, но и на других промыслах начинается откровенная политизация.

Мастерам называли темы, чуждые крестьянской природе и народному пониманию красоты. В Богородском реакцией на идеологический прессинг, стало развитие сказочной темы. Условность богородской резьбы, как нельзя лучше способствовала выражению необычного в сказке, созданию ярких и запоминающихся образов.

Историческая тема в эти годы значительно сузилась, локализировалась. В первую очередь в ней нашли отражение события Великой Отечественной войны.

Одной из самых трагических дат в истории богородского промысла можно назвать 1960 г., когда была ликвидирована традиционная для художественных промыслов артельная организация труда и заменена фабричной.

Этот процесс иногда метко называют «офабричивание» промысла. С этого времени начинает медленно умирать промысел, а на смену ему приходят понятия «художественная промышленность», «план», «вал» и другие абсолютно чуждые понятия.

Через полтора десятка лет по злой иронии судьбы село Богородское с его своеобразным ландшафтом и особенности реки Куньи привлекли внимание энергетиков. Ситуация на промысле усугубилась. Сносились бревенчатые дома с кружевными наличниками, вырубались сады, а вместе с ними уходили и традиционные богородские посиделки, простота сельского общения.

Мастера-резчики переселялись в многоэтажные дома на верхние этажи, занятие традиционным ремеслом становилось все более проблематичным. Г. Л. Дайн еще в 1984 г. писала в журнале «Декоративное искусство СССР»: «… маленькой жалкой кажется деревня рядом с наступающими на нее новостройками. Вероятно не спасет её теперь и охранная зона. Неизбежно будет меняться быт людей, их духовно-нравственный облик, значит будет трансформироваться и Богородское искусство.»

В 1970-80-х  на Богородской фабрике художественной резьбы работало около 200 резчиков. Среди них были и мастера высокого класса, которые разрабатывали интересные образцы, были мастера-исполнители. В связи с бурными событиями в конце 1980-х начале 1990-х годов, положение на промысле ухудшилось ещё больше.

В настоящее время богородский промысел находится в бесконечном процессе борьбы за выживание. Положение его нестабильно: утрачены традиционные рынки сбыта, подорожавшее сырье, высокие цены на энергоносители — все эти факторы не способствующие улучшению положения. Богородская фабрика художественной резьбы за последнее десятилетие столько раз сменила название, что по словам нынешнего главного художника этой организации «едва успеваем менять вывески и штампы».

В Богородском создавались две организации, выпускающие одну и ту же продукцию. Лучшие мастера уходят из «официального промысла», но дома продолжают создавать вещи высокого класса, хотя это по плечу далеко не всем.

Большая часть молодых мастеров идет на поводу у рынка, выполняя работы либо незначительные с точки зрения народной традиции, либо вовсе далеки от нее. За примером далеко ходить не надо. Один из ведущих мастеров, по сей день работающих на промысле, С. Паутов с горькой иронией сказал: «Морозы погубили французов под Москвой в 1812 году, немцев в 1941, погубят в скором времени и богородских резчиков». Художник имел ввиду деревянные резные фигурки, изображающие Деда Мороза — любимого персонажа новогодних праздников, который заменил мастерам-надомникам пресловутого медведя.

На вернисажах и на прилавках магазинов чаще всего встречается худшее из того, что еще делается в Богородском. Интерес к богородской игрушке и скульптуре падает из-за низкого качества исполнения, низкого художественного уровня и достаточно высокой стоимости.

Современность

В настоящее время ситуация на промысле сложная, но фабрика продолжает выпускать продукцию. Сложная ситуация сложилась и в богородском художественно-промышленном техникуме.

Это постоянный недобор именно местной молодежи; приток студентов из субъектов федерации с одной стороны способствует популяризации богородской художественной резьбы, а с другой сводит к нулю классическую богородскую традицию.

Среди советских мастеров богородской резьбы — Ф. С. Балаев, А. Г. Чушкин, В. С. Зинин, И. К. Стулов, М. А. Пронин, М. Ф. Баринов и другие.

Полезная информация

Богородская резьба, богородская игрушка

Особенности промысла

Богородская резьба выполняется при помощи специального «богородского» ножа («щучка»).

Одной из отличительных черт промысла всегда являлось изготовление движущихся игрушек.

Наиболее известна игрушка «Кузнецы», обычно изображающая мужика и медведя, которые поочерёдно бьют по наковальне.

Эта игрушка, возраст которой, по некоторым данным, превышает 300 лет, стала символом, как богородского промысла, так и самого Богородского, войдя в герб посёлка

Игрушке «Кузнецы» более 300 лет.

«Кузнецы» стала символом Богородского промысла. Стоит подвигать планками и тут же начинается бойкая работа. В четком ритме двигаются фигурки, в такт стучат по наковальне молотки.

И игрушка «Курочки» — тоже долгожитель.

Ею играли дети еще во времена Пушкина и Лермонтова.

В затейливой «потехе» с балансом заложена идея ритма, к которому ребенок чувствителен по своей природе. Весело смотреть, как в строгом порядке куры клюют нарисованные зерна.

Сами механизмы их просты, но действия эффективны. Звук обостряет динамику игрушки.

Сайт Богородская фабрика художественной резьбы по дереву