Пожарский Дмитрий Михайлович

Дмитрий Михайлович Пожарский — князь, военный и политический деятель, глава Второго Ополчения, восстановившего российскую государственность.

Памятник Д.М. Пожарскому в Суздале
pinterest button

Род Пожарских

Дмитрий Пожарский является потомком Василия Андреевича, первого из князей Пожарских, выходцев из Стародубских князей Суздальской земли. Стародубские князья, в свою очередь, являются потомками великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича, сына Юрия Долгорукого, основателя Москвы.

По последней, наиболее обоснованной версии, своё прозвище «Пожарский» Василий Андреевич, князь Стародубский, получил по названию Жарской волости в Нижегородском уезде, которая была дана ему в удел великими князьями Суздальско-Нижегородскими — Андреем и Дмитрием Константиновичами во втор. пол. XIV в.

Поэтому по своей фамилии князья Пожарские являются, скорее, Нижегородскими князьями.

До Дмитрия Михайловича выдающихся военных и политических деятелей в роду Пожарских не было. Лишь его дед, Фёдор Иванович Пожарский, участвовал в качестве полкового воеводы при завоевании Казани царём Иваном Грозным.

В результате учреждения Иваном Грозным опричнины поместные земли у многих княжеских семей в центральной части Руси были отобраны. Многие семьи попали в опалу и были сосланы.

Такая участь постигла и семью князя Фёдора Ивановича Пожарского, которая в 1560-х г.  была сослана на «низ» (низовскими землями в то время считались земли Нижегородского уезда и соседствующих с ним иноверцев — мордвы, черемисов, а впоследствии и татар), где у Пожарских было старинное родовое имение в Жарской волости в селе Юрино.

Детство

Дмитрий Михайлович родился 17 (30) октября 1577 г. в семье князя Михаила Фёдоровича Пожарского, который в 1571 г. женился на Марии (Евфросинии) Фёдоровне Беклемишевой, происходившей из старинного знатного дворянского рода.

При рождении и крещении Пожарский получил «прямое имя» Косма в честь Космы бессребреника, поминовение которого приходится на 17 октября (по старому стилю).

Одновременно он получил «публичное» имя Димитрий в честь Димитрия Солунского, поминовение которого приходится на 26 октября (по старому стилю).

В составе приданого Марии Фёдоровны было село Берсенево в Клинском уезде, где, вероятнее всего, и родился Дмитрий, так как Суздальские земли князей Пожарских, в том числе и село Мугреево (Волосынино), были конфискованы царём Иваном Грозным в пользу опричников.

У Пожарских был дом в Москве, на Сретенке, подвальная часть которого сохранилась до настоящего времени и входит в состав дома графа Ф. В. Ростопчина, который владел домом в нач. XIX в. (сегодня Лубянка, 14).

В московском доме Пожарских в это время никто не жил, так как детей у Фёдора Ивановича Пожарского, кроме сына Михаила, не было. Умер Фёдор Иванович в 1581 г., а его жена Мавра — в 1615 г. Оба были похоронены в Троице-Сергиевом монастыре.

Отец Дмитрия, Михаил Фёдорович, умер 23 августа 1587 г. и похоронен в Спасо-Евфимиевом монастыре в Суздале.

Его мать Мария (Евфросиния) Беклемишева умерла 7 апреля 1632 г. и тоже похоронена в Спасо-Евфимьевом монастыре. Из исторической литературы известно, что у Михаила Фёдоровича Пожарского было четверо детей.

Старшей была дочь Дарья и сыновья — Дмитрий, Юрий и Василий. Когда умер отец, Дарье было 15 лет, Дмитрию — неполных 10, Василию — 3. Юрий умер при жизни отца. Впоследствии Дарья вышла замуж за князя Никиту Андреевича Хованского.

Служба при Борисе Годунове

После смерти Михаила Федоровича семья Пожарских переехала в Москву, где его мать Мария Федоровна занялась воспитанием детей.

В 1593 г. в 15 лет Пожарский поступил на дворцовую службу, как это было принято у княжеских и дворянских детей того времени.

В начале царствования Бориса Годунова (1598 г.) у Пожарского был придворный чин — «стряпчий с платьем». Тогда же Пожарский с матерью неоднократно (до 1602 г.) попадали в опалу к царю Борису. Но в 1602 г. опала с них была снята.

Сам Пожарский был пожалован царём в стольники, а его мать стала боярыней при дочери царя Ксении Борисовне.

Под конец царствования Бориса Годунова мать Пожарского была уже верховной боярыней при царице Марии Григорьевне, сменив на этом посту мать боярина Бориса Михайловича Лыкова − Марию Лыкову.

В кон. 1602 г. у Дмитрия Пожарского был местнический спор с Борисом Лыковым за верховенство их матерей при дворе. Данный спор не был разрешён. Но в итоге мать Дмитрия Пожарского всё же стала верховной боярыней Московского двора.

Мать оказывала Пожарскому большую помощь в течение всей своей жизни. Она сама была высокообразованной женщиной и всем детям своим дала блестящее, по тому времени, образование, что было тогда редким явлением.

Так после смерти отца Пожарский, которому было неполных десять лет, отдал в поминание по отцу в Спасо-Евфимьев монастырь деревню Три дворища, сам составив дарственную и подписав её. Под влиянием матери у Пожарского привились и сохранились до конца его жизни такие замечательные черты, как высокое чувство веры, чести и долга.

По отзывам современников и согласно историческим документам, присущими князю Пожарскому чертами характера были: отсутствие всякого чванства, заносчивости и зазнайства; отсутствие алчности и высокомерия. Его отличали справедливость и великодушие, щедрость в пожертвованиях конкретным людям и обществу в целом; скромность и честность в отношениях к людям и поступках; преданность государям российским и своему Отечеству; храбрость и способность к самопожертвованию; благочестие, исключительная набожность, но без фанатизма; любовь к своим ближним.

В необходимых случаях он был твёрд духом, решителен и непоколебим, непримирим к врагам Отечества и изменникам Родины, отличался высоким чувством собственного достоинства.

Вместе с тем он был очень мягким и внимательным человеком, что притягивало к нему людей разного возраста и социального положения, от холопа до боярина, что было очень удивительно для эпохи того времени.

Поэтому неслучайно, что когда нижегородцы стали искать военачальника для второго народного ополчения, то остановились единодушно на кандидатуре князя Пожарского.

После смерти царя Б. Ф. Годунова в апреле 1605 г. к власти пришёл Лжедмитрий I, ставленник польского короля Сигизмунда III, которому присягнула и Москва, и боярская дума. Пожарский продолжает находиться при дворе.

Служба при Василие Шуйском

В мае 1606 г. самозванец был убит, царём стал князь Василий Иванович Шуйский, которому присягнул и Д. М. Пожарский.

Весной следующего года появился Лжедмитрий II, а с ним на русские земли вторглись полчища литовцев и поляков, которые, поддерживая Лжедмитрия II, занимались грабежом, разоряли русские города, сёла, деревни, церкви и монастыри.

На борьбу против нового самозванца и непрошеных гостей царь Шуйский мобилизовал все имеющиеся у него средства.

В числе других приближённых в 1608 г. он отрядил на борьбу с захватчиками князя Пожарского в качестве полкового воеводы.

За ревностную службу по защите Отечества от поляков Пожарский получил от царя В. И. Шуйского в 1609 г. в вотчину из своего старого поместья (отца и деда) в Суздальском уезде село Нижний Ландех и посадец Холуй с деревнями, починками и пустошами.

В жалованной грамоте было сказано, что он «многую службу и дородство показалъ, голодъ и во всёмъ оскуденье и всякую осадную нужду терпелъ многое время, а на воровскую прелесть и смуту ни на которую ни покусился, стоялъ въ твёрдости разума своего крепко и непоколебимо безо всякия шатости».

В конце 1609 года рязанский воевода Прокопий Ляпунов уговаривал Пожарского провозгласить царём боярина Скопина-Шуйского, но князь был верен присяге Шуйскому и не поддался уговорам.

В феврале 1609 г. царь назначил Пожарского воеводой города Зарайск Рязанского уезда.

После смерти Скопина-Шуйского в апреле 1610 г., П. Ляпунов обратился к Пожарскому с предложением отомстить царю Шуйскому за смерть князя, но Пожарский снова остался верен присяге.

В июле Шуйский был смещён, и власть перешла к боярской думе.

Позднее, в январе 1611 г., жители Зарайска, по примеру жителей Коломны и Каширы, пытались склонить Пожарского присягнуть самозванцу, но воевода решительно отказался от их предложения, сказав, что он знает только одного царя, В. И. Шуйского, и своей присяге не изменит.

Убеждённость Пожарского оказала большое влияние на умы горожан и они остались верны царю Шуйскому.

Междуцарствие

К началу 1609 г., значительное количество городов России признало «царя Димитрия Ивановича». Только Троице-Сергиев монастырь, города Коломна, Смоленск, Переяславль-Рязанский, Нижний Новгород и ряд сибирских городов остались верны Шуйскому. В их числе был и Зарайск, где воеводствовал князь Пожарский.

Царь обратился за помощью к шведам, и Карл IX послал в Россию войско под предводительством Якоба Делагарди. Русско-шведское войско М. В. Скопина-Шуйского разбило тушинцев под Дмитровым и подошло к Москве.

Одновременно польский король Сигизмунд III вторгся в Россию и осадил Смоленск, потребовав от тушинских поляков оставить Самозванца и перейти на его сторону.

В начале 1610 г. Лжедмитрий II вынужден был бежать из Тушина в Калугу. Скопин-Шуйский вступил в Москву, где неожиданно умер; русско-шведское войско под командованием брата царя Дмитрия Шуйского выступило на помощь Смоленску.

Однако 24 июня 1610 г. одно было наголову разгромлено гетманом Жолкевским в битве при Клушине. Шуйский был свергнут, во главе Москвы встала Семибоярщина, Жолкевский подошёл к Москве и встал у Хорошева, Самозванец со своей стороны встал в Коломенском.

В такой ситуации Семибоярщина из страха перед Самозванцем целовала крест сыну Сигизмунда королевичу Владиславу, на условиях его перехода в православную веру, а затем (в ночь на 21 сентября) тайно впустила в Кремль польский гарнизон.

Первое народное ополчение

Князь Пожарский, в то время зарайский воевода, не признал решения Московских бояр призвать на российский трон сына Сигизмунда III, королевича Владислава. Не признали решения Семибояровщины и нижегородцы.

В январе 1611 г., утвердившись крестным целованием (клятвой) с балахонцами (жителями города Балахны), они разослали призывные грамоты в города Рязань, Кострому, Вологду, Галич и другие, прося прислать в Нижний Новгород ратников, чтобы «стати за…веру и за Московское государство заодин».

Воззвания нижегородцев имели успех. Откликнулось много поволжских и сибирских городов.

Одновременно с нижегородцами собиралось ополчение и в Рязани под руководством рязанского воеводы Прокопия Ляпунова. К отряду Ляпунова примкнул со своими ратными людьми и зарайский воевода князь Д. М. Пожарский.

Первое Нижегородское ополчение под руководством нижегородского воеводы князя Репнина выступило на Москву в феврале 1611 г. численностью около 1200 чел. К нижегородцам примкнули отряды ратников из Казани, Свияжска и Чебоксар.

Под Москву нижегородское ополчение пришло в середине марта. Несколько ранее к Москве подошли отряды ополченцев из Рязани и Владимира. Жители Москвы, узнав о приходе ополченцев, стали готовиться к истреблению ненавистных им поляков.

19 мая началось всеобщее восстание. Улицы были забаррикадированы санями с дровами, с крыш, из домов и и-за заборов в поляков стреляли. Поляки устроили резню на улицах, но в конце концов оказались осаждёнными со всех сторон. Выход был найден в поджоге города. Москва была сожжена практически дотла. Ополченцы поспешили на помощь москвичам. Д. М. Пожарский встретил врагов на Сретенке, отразил их и прогнал в Китай-город.

На следующий день, в среду, поляки опять напали на Пожарского, устроившего опорный пункт около своего подворья на Лубянке (район нынешнего памятника Воровскому). Пожарский бился с поляками целый день, был тяжело ранен и вывезен из Москвы соратниками в Троице-Сергиев монастырь.

Позднее он перебрался в свою родовую отчину в Мугреево, а затем в родовое имение Юрино Нижегородского уезда. Там Пожарский продолжил своё лечение до возглавления им в октябре 1611 г. второго народного ополчения, организация которого началась в Нижнем Новгороде по инициативе земского старосты Кузьмы Минина.

Первое ополчение первоначально одержало победу, захватив Белый город. Однако вражда между дворянами под предводительством Прокопия Ляпунова и казаками (бывшими тушинцами) под предводительством Ивана Заруцкого сыграла в его судьбе роковую роль.

После убийства казаками Ляпунова, дворяне стали разбегаться, и ополчение фактически утратило боеспособность и распалось, хотя его остатки под руководством Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого по-прежнему стояли под Москвой.

Второе народное ополчение

Здесь следует отметить, что наиболее стойко и последовательно в это смутное для России время держались лишь Троице-Сергиев монастырь под руководством архимандрита Дионисия да Нижний Новгород под руководством воевод Репнина и Алябьева.

И был ещё жив непримиримый к врагам патриарх Гермоген, заключённый поляками в темницу Чудова монастыря, где он и умер впоследствии 17 февраля 1612 г. от голода и болезней.

С июля 1611 г. архимандритом Дионисием начали рассылаться грамоты в разные города России, чтобы разбудить ненависть в сердцах граждан к иноземным захватчикам.

25 августа 1611 г. в Нижнем Новгороде была получена грамота и от патриарха Гермогена, где святой старец призывал нижегородцев стоять за святое дело, за православную веру.

Воевода Алябьев переслал копию грамоты в Казань, казанцы — в Пермь. И неслучайно, что первыми во весь голос заговорили о сопротивлении иноземцам именно в Нижнем Новгороде.

Земский староста Кузьма Минин призывал каждого нижегородского гражданина отдать часть своего имущества для снаряжения ратников, и народ, представляющий все сословия, горячо откликнулся на его призыв.

При выборе военачальника ополчения нижегородцы остановились на кандидатуре князя Д. М. Пожарского и послали к нему в село Юрино делегацию в главе с наместником Вознесенского Печерского монастыря архимандритом Феодосием. В Нижний Новгород Пожарский прибыл 28 октября 1611 г.

Второе народное ополчение выступило из Нижнего в конце февраля — начале марта 1612 г. Его путь пролегал вдоль правого берега Волги через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Катунки, Пучеж, Юрьевец, Решму, Кинешму, Плес, Кострому, Ярославль и Ростов Великий.

По просьбе жителей Суздаля Пожарский послал в город своего родственника, стольника князя Романа Петровича Пожарского, который разбив поляков, освободил город. В Ярославль ополчение пришло в конце марта — начале апреля 1612 г. и вынуждено было задержаться до конца июля, чтобы собрать больше войск и лучше подготовить ополченцев к московскому сражению.

Перед приходом в Ярославль Пожарский получил известие об измене руководителей казацкого отряда, стоявшего под Москвой, князя Д. Т. Трубецкого и атамана Заруцкого, присягнувших ещё одному Самозванцу, беглому дьякону Исидору (в июне 1612 г. князь Трубецкой прислал Пожарскому письмо, в котором отказался от присяги новому Самозванцу). В Ярославле же князь Пожарский чуть было не погиб от руки наёмных убийц, подосланных атаманом Заруцким.

28 июля 1612 г. второе народное ополчение выступило из Ярославля в Москву и 14 августа 1612 г. оно уже было у стен Троице-Сергиевого монастыря, а 20 августа подошло к Москве. 21—24 августа состоялось ожесточённое сражение ополченцев с поляками и войсками литовского гетмана Ходкевича, пришедшего на помощь полякам по приказу польского короля Сигизмунда III.

К вечеру 24 августа поляки и войска Ходкевича были наголову разбиты, а сам Ходкевич с остатками своего войска утром 25 августа 1612 г. ушёл в Польшу. Но ещё два месяца продолжалась борьба ополченцев с засевшими в Москве поляками. Наконец 22 октября (1 ноября по новому стилю) поляков выгнали из Китай-города.

Служба при Михаиле Романове

После многочисленных обсуждений на Земском Соборе 1612—13 гг., вторым лицом на котором после князя Фёдора Ивановича Мстиславского был князь Пожарский (он направлял прения и руководил ими), 21 февраля 1613 г. государем российским был избран Михаил Фёдорович Романов.

Накануне, 20 февраля 1613 г., Д. М. Пожарский предложил Собору избрать царя из числа претендентов, имеющих царское происхождение, то есть из родственников последнего Рюриковича — Фёдора Ивановича, сына Ивана Грозного. Михаил же Фёдорович приходился двоюродным племянником царю Фёдору Ивановичу и был боярского происхождения.

На этом Соборе Пожарский «за службу и очищение Москвы» получил сан боярина и вотчины с поместьями в количестве 2500 четей. На грамоте Земского Собора об избрании на российский престол царём М. Ф. Романова его подпись, как боярина, идёт десятой по списку.

«Местничество» в то время ещё занимало сильные позиции в российском государстве, несмотря на огромные заслуги перед Отечеством Д. М. Пожарского.

При своём венчании на царство 11 июля 1613 г. Михаил Романов вновь пожаловал Пожарского саном боярина, подтвердил земельные дачи Пожарскому Земским Собором и наградил его новыми землями в Пурецкой волости Нижегородского уезда в количестве 3500 четей.

Во время миропомазания государя царский венец на золотом блюде держал родной дядя царя Иван Никитич Романов, скипетр — князь Д. Т. Трубецкой, а державу — князь Пожарский.

Принимая во внимание, что князь Пожарский по своему «отечеству» был ниже многих бояр, особенно знаменательно, что он занял такое выдающееся положение при венчании на царство Михаила Фёдоровича.

В этом надо видеть выражение признательности юного царя и современников князю Пожарскому за то, что он во время всеобщего «шатания» твёрдо и непоколебимо стоял за правду и, поборов смуту, привёл «все царства Российского государства» к единению в борьбе за его независимость и в выборе нового российского царя.

После избрания на российский престол Михаила Федоровича Д. М. Пожарский играет ведущую роль при царском дворе как талантливый военачальник и государственный деятель. Несмотря на победу народного ополчения и избрание царя, война в России всё ещё продолжалась. В 1615—16 гг.

Пожарский по указанию царя был направлен во главе большого войска на борьбу с отрядами польского полковника Лисовского, который осадил город Брянск и взял Карачев.

После борьбы с Лисовским, царь поручает Пожарскому весной 1616 г. сбор в казну пятой деньги с торговых людей, так как войны не прекращались, а казна истощилась. В 1617 г. царь поручил Пожарскому вести дипломатические переговоры с английским послом Джоном Мериком, назначив Пожарского наместником Коломенским.

В этом же году в пределы Московского государства пришёл польский королевич Владислав. Жители Калуги и соседних с ней городов обратились к царю с просьбой прислать им для защиты от поляков именно Д. М. Пожарского.

Царь исполнил просьбу калужан и дал наказ Пожарскому 18 октября 1617 г. о защите Калуги и окрестных городов всеми доступными мерами.

Князь Пожарский наказ царя с честью выполнил. Успешно защитив Калугу, Пожарский получил приказ от царя идти на помощь Можайску, а именно — в город Боровск, и стал летучими отрядами тревожить войска королевича Владислава, нанося им значительный урон. Однако в это же время Пожарский сильно заболел и по велению царя возвратился в Москву.

Пожарский, едва оправившись от болезни, принял самое деятельное участие в защите столицы от войск Владислава, за что царь Михаил Фёдорович наградил его новыми вотчинами и поместьями. К концу своей жизни Пожарский имел без малого десять тысяч четей земельных угодий со многими сёлами, деревнями и пустошами и считался одним из самых богатых дворян Московского государства.

В 1619 г. царь поручил Пожарскому руководство Ямским приказом. В 1620 г. Пожарский был Новгородским воеводой и занимал эту должность до 1624 г. В 1624-28 гг. Пожарский был начальником Разбойного приказа.

В 1624 г., во время своей поездки на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, царь оставил Москву на попечение Ф. И. Шереметьева, помощником у которого был Пожарский. На обеих свадьбах царя в 1624 и в 1626 гг. Пожарский был в дружках царя, а жена Пожарского, Прасковья Варфоломеевна, была свахой со стороны царя. Когда Пожарский по своей службе находился в Москве, то наряду с другими именитыми боярами бывал приглашён к праздничным царским и патриаршим столам и, по замечанию И. Е. Забелина, «въ этихъ приглашенияхъ передъ большими боярами онъ меньше не былъ».

В августе 1628 г. Пожарский был опять назначен воеводой в Новгород Великий с титулом наместника Суздальского, но уже в сентябре 1630 г. указом царя он был вызван в Москву и назначен начальником Поместного приказа.

В 1632 г. перемирие с Польшей закончилось. Русские войска осадили Смоленск. Русскими войсками под Смоленском командовали М. Б. Шеин и А. В. Измайлов. Царь послал Пожарского и князя Черкасского на помощь Шеину, но не по их вине воинские сборы затянулись, и Шеин был окружён и вынужден был принять условия капитуляции в феврале 1634 г.

В нач. 1635 г. с Польшей был заключён Поляновский мир. В переговорах с поляками участвовал и Д. М. Пожарский.

В 1636—37 гг. князь Пожарский состоял начальником Московского Судного приказа. В 1637 г. ему исполнилось 60 лет, возраст по тому времени весьма преклонный.

Но царь не отпускал Пожарского от себя. Он был ему нужен как человек, на которого можно положиться в любом ответственном деле. И на случай войны с крымскими татарами царь в апреле 1638 г. назначает Пожарского полковым воеводой в Переяславль Рязанский.

Но война эта не состоялась. Когда у Михаила Романова в 1639 г. умер сначала один сын, Иван, а затем другой, Василий, Пожарский «дневал и ночевал» (то есть был назначен на почётное дежурство) при гробах царевичей.

Весной 1640 г.  Д. М. Пожарский вместе с И. П. Шереметьевым дважды участвовал в переговорах с польскими послами, при этом писался наместником Коломенским. Эти переговоры являются последними службами князя Пожарского, записанными в Разрядной книге.

Могила князя Пожарского

По свидетельству известного архивиста XIX в. А. Ф. Малиновского, сенатора, Управляющего Архивом Коллегии иностранных дел, Дмитрий Пожарский умер 20 апреля 1642 г. на 65-м году своей жизни.

В монастыре Николы Зарайского была обретена записка о дне кончины Пожарского в следующих словах: «ЗРН, апреля К, преставися бояринъ князь Дмитрий Михайловичъ Пожарский, въ среду, вторыя недели по пасце».

В своей работе «Обозрение Москвы», которую Малиновский закончил в 1826 г., но впервые изданной лишь в 1992 г., автор пишет, что многие думали, что Пожарский похоронен в московском Казанском соборе, первостроителем которого он был. Современные исследования показали, что его прах покоится в родовой усыпальнице в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре.

Род Пожарских прекратился по мужской линии в 1682 г. со смертью его внука Юрия Ивановича Пожарского, умершего бездетным. После пресечения рода Пожарских усыпальница была заброшена и в 1765—66 гг. сломана «за ветхостью».

В 1851 г. известный русский археолог граф А. С. Уваров в ходе раскопок обнаружил на этом месте кирпичные склепы и белокаменные гробницы, расположенные в три ряда, и в 1885 г. над ними был сооружён мраморный мавзолей, построенный на народные средства по проекту А. М. Горностаева. Мавзолей был разобран в годы советской власти в 1933 г.

Археологические исследования летом 2008 г. показали, что гробница осталась нетронутой. Над местом погребения Д. М. Пожарского в день его рождения 1 ноября 2008 г. установлены плита и памятный крест.

В настоящее время усыпальница князей Пожарских в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре восстановлена.

Годы жизни: 17 (30) октября 1577 г.— 20 апреля (3 мая) 1642 г.

Полезная информация

Дмитрий Михайлович Пожарский